muna_cynepcmap

muna_cynepcmap написал в pycckue_cka3ku 14 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

7 июл (24 июн), 1917

Гумилёв, Троцкий, Бенуа: воспоминания современников революции.
— От редакции LJ Media
Николай Гумилёв

РЫЦАРЬ СЧАСТЬЯ
Как в этом мире дышится легко!
Скажите мне, кто жизнью недоволен,
Скажите, кто вздыхает глубоко,
Я каждого счастливым сделать волен.

Пусть он придёт, я расскажу ему
Про девушку с зелёными глазами,
Про голубую утреннюю тьму,
Пронзённую лучами и стихами.

Пусть он придёт! я должен рассказать,
Я должен рассказать опять и снова,
Как сладко жить, как сладко побеждать
Моря и девушек, врагов и слово.

А если всё-таки он не поймёт,
Мою прекрасную не примет веру
И будет жаловаться в свой черёд
На мировую скорбь, на боль — к барьеру!

июнь 1917

________________________

Комисссия по истории Октябрьской революции и РКП(б).
Исторические документы


РЕВОЛЮЦИЯ 1917 ГОДА : (ХРОНИКА СОБЫТИЙ)
Всероссийский Съезд Советов. Продолжаются прения по вопросу об отпущенных 40-летних и принимается резолюция, что отпущенные 40-43-летние, согласно приказу военного министра, должны вернуться по своим частям. Предлагается и принимается Съездом резолюция о пополнении действующей армии (дезертирами и окопавшимися в тылу) и энергичной отправке пополнений на фронт.

Закончилась всероссийская конференция военной организации (большевиков). Приняты следующие резолюции: 1) о текущем моменте, 2) о войне, мире и наступлении, 3) о демократизации армии, 4) о целях и задачах военной организации, 5) о всеобщем вооружении народа, 6) по национальному вопросу, 7) по аграрному вопросу, 8) о всероссийской солдатской и крестьянской газете, 9) проект устава военной организации.

К прокурору судебной палаты явилась депутация Кронштадских матросов и спросила, когда будет освобожден Железняков (взятый на даче Дурново). Прокурор заявил, что следствие ведется в спешном порядке и, как только выяснится его невиновность, он будет освобожден.

Днем в министерство юстиции явились представители из Ораниенбаума. Они заявили министру юстиции, что Ораниенбаум так же взволнован но поводу арестов на даче Дурново, как и Кронштадт, и что там «уже чистят пулеметы».

24 июня 1917
________________________

Владимир Ленин. ПСС

МОЖНО ЛИ ЗАПУГАТЬ РАБОЧИЙ КЛАСС «ЯКОБИНСТВОМ»?
Наступление — возможный выход к победе империалистской буржуазии. Другой возможный выход? Историк в «Речи» отвечает на этот последний вопрос:
«Взяв «всю власть», Советы скоро убедятся, что у них очень немного власти. И они должны будут восполнять недостаток власти испытанными в истории младотурецкими или якобинскими приемами... Захотят ли они, поставив вновь весь вопрос, скатиться вниз до якобинства и террора, или сделают попытку умыть себе руки? Вот тот очередной вопрос, который должен решиться на днях». Историк прав. На днях или не на днях, но вскоре должен решиться именно этот вопрос. Либо наступление, поворот к контрреволюции, успех дела империалистской буржуазии. Либо — «якобинство».
Историки буржуазии видят в якобинстве падение («скатиться вниз»). Историки пролетариата видят в якобинстве один из высших подъемов угнетенного класса в борьбе за освобождение. Якобинцы дали Франции лучшие образцы демократической революции и отпора коалиции монархов против республики.
Буржуазии свойственно ненавидеть якобинство. Мелкой буржуазии свойственно бояться его. Сознательные рабочие и трудящиеся верят в переход власти к революционному, угнетенному, классу, ибо в этом суть якобинства, единственный выход из кризиса, избавление от разрухи и от войны.

«Правда» № 90
7 июля (24 июня) 1917

________________________

Лев Троцкий. Мемуары

ИСТОРИЯ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
24 июня «Известия» сообщали, что снова предполагается закрытие ряда заводов. Такие же вести шли из провинции. Половина паровозов требовала капитального ремонта, большая часть подвижного состава находилась на фронте, недоставало топлива. Министерство путей сообщения не выходило из состояния борьбы с железнодорожными рабочими и служащими. Продовольственное снабжение ухудшалось непрерывно. В Петрограде запасов хлеба оставалось на 10–15 дней, в других центрах – немногим лучше. При полупараличе подвижного состава и нависшей угрозе забастовки железных дорог это означало постоянную опасность голода. Впереди не открывалось никакого просвета. Не этого ждали рабочие от революции.
________________________

Николай Суханов. Мемуары

ЗАПИСКИ О РЕВОЛЮЦИИ
Образованный съездом орган был назван Всероссийским Центральным Исполнительном Комитетом Советов рабочих и солдатских депутатов (ЦИК). Он должен был состоять из 300 членов.
Самым важным органом ЦИК был, конечно, его президиум. Формально именно там решались все дела, фактически решенные в звездной палате. Во главе президиума был единодушно поставлен Чхеидзе. Затем кроме прежних в нем появились и новые члены. Но кто они были, не помню. Ибо их как бы не было. Оставляя вместо себя блюсти революцию свой полномочный орган, съезд покончил со своей программой. Он тихонько закрылся 24 июня, проработав три недели с лишним.
________________________

Антон Деникин. Мемуары

ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ
В течение трех дней, наша артиллерия разгромила вражеские окопы, произвела в них невероятные разрушения, нанесла немцам тяжелые потери и расчистила путь своей пехоте. Почти вся первая полоса была прорвана, наши цепи побывали на вражеских батареях. Прорыв обещал разрастись в большую, так долго жданную победу… Но… обращаюсь к выдержкам из описания боя.
«Прорваны и заняты три линии укреплений; впереди оставались лишь отдельные оборонительные узлы, взято в плен свыше 1.400 германцев, и захвачено много пулеметов и всякой добычи. Кроме того, врагу нанесены крупные потери убитыми и ранеными от артиллерийского огня, и можно с уверенностью сказать, что стоявшие против корпуса части временно выведены были из строя»… «Всего на фронте корпуса редким огнем стреляло 3–4 неприятельские батареи и изредка 3–4 пулемета… Ружейные выстрелы были одиночные»…
Но пришла ночь… «Тотчас стали поступать ко мне тревожные заявления начальников боевых участков о массовом, толпами и целыми ротами, самовольном уходе солдат с неатакованной первой линии. Некоторые из них доносили, что в полках боевая линия занята лишь командиром полка, со своим штабом и несколькими солдатами»…
Никогда еще мне не приходилось драться при таком перевесе в числе штыков и материальных средств. Никогда еще обстановка не сулила таких блестящих перспектив. На 19-тиверстном фронте у меня было 184 батальона против 29 вражеских; 900 орудий против 300 немецких; 138 моих батальонов введены были в бой против перволинейных 17 немецких.
И все пошло прахом.
________________________

Никита Окунев. Дневники

ДНЕВНИК МОСКВИЧА
С фронта идут вести о продолжении нашего наступления, а с тыла — о вспышках исступления социалистов-большевиков. В Петрограде пулеметный полк постановил не отправляться в действующую армию; а если, мол, нас будут к этому принуждать репрессиями или угрозой раскассирования, то мы не остановимся перед арестом Совета рабочих и Временного правительства.
В Кронштадте и того хуже: там никого и ничего не признают, а бедные флотские офицеры все еще томятся в тюрьмах. Вчера Родичев с негодованием говорил, что «Цусима», то есть гибель нашего флота от японцев, лишила нас 300 офицеров, а в Гельсингфорсе, в первые дни «революции» наши матросы убили 150 офицеров. «Какой же, — говорит, — большей победы желать Вильгельму?» Да, он прав, говоря, что такой раздор на руку немцам, и весьма возможно его предположение, что «Большевизм» делает свое темное и страшное дело на немецкие деньги.

24 июня 1917
________________________

Леонтий Бызов. Дневники

Богданов доложил, что было на Бригадном Комитете. БК почти целиком встает на точку зрения солдат, и для меня создалось положение, в результате которого я предполагаю резко и полностью отказаться от председательствования в почтенном Комитете, который окончательно свихивается с нормального пути. Пора ставить вопрос принципиально, пора начать решительно бороться с анархическими настроениями. Довольно. Момент настал грозовой.Высказываются предположения, что часть войск как на Южном фронте, так и здесь, у Сморгони, по-видимому, будет приостановлена. Проклятье большевикам и всякой сволочи!
Говорят, что 68-ой полк снова братался с немцами на полукомандном составе, но слухи это или нет, никто не знает. После совещания был в комиссии по осмотру обоза. Осмотр тоже дал плачевные результаты. Все разваливается, все нужно чинить и чистить.

24 июня 1917
________________________

Алексей Орешников. Дневники

На галицийском фронте продолжается наступление наших войск. На улицах идет сильная агитация ввиду завтрашних выборов в Городскую думу.

24 июня 1917
________________________

Александр Бенуа. Дневники

Зашел в Музей Александра III, где снова встретился со Стипом, поглядеть их новые приобретения от К.Г. Швартца — не стоило приобретать. В сущности, действительно интересных вещей всего только десяток. Среди них — Орловского «Бега», эскиз Томона, два Козловских на дереве, два портрета (забыл фамилию автора, кажется, Саблуков) в характере Родчева и солдат Заболотского. Напротив, из четырех масляных Кипренских один решительно и окончательно не Кипренского, а мастер XVIII в. что-то вроде Купецкого, три других просто неинтересны и неприятны. Из Варнеков они взяли наименее приятного мальчика и не взяли смешную девочку с куклой — из-за того, что у нее плохо нарисована рука. Среди рисунков нет, кроме названных, ничего музейного, да вдобавок затесались четыре рисунка какого-то венецианца (Дзани?) XVII в. (один из них, «Кузнец», воспроизведен у Врангеля в каталоге выставки). Ну почему бы не посовещаться со мной? Ведь живем в одном городе? Зато с боткинскими Ивановыми медлят, а их необходимо взять. В конце концов это все же, хоть и «дурень», но единственный действительно большой художник России. И как прекрасный живописец! — не красочник, а мастер кисти.

24 июня 1917
________________________

Михаил Богословский. Дневники

Были на усадьбе Теляковского и осматривали этот старинный барский дом, кажется, в трех поколениях принадлежащий Теляковским. Сколько вкуса, тонкого и изящного! И неужели все эти уголки теперь должны исчезнуть перед пропотелым «спинжаком» товарища Семена и все должно быть заплевано подсолнечной скорлупой. У барина в усадьбе, у священника в его домике, у мужика в его избе есть своя, ему именно свойственная и им созданная обстановка, его именно отражающая. А «товарищ» в этом отношении ничего пока не создал.

24 июня 1917
________________________

Александр Замараев. Дневники

Иванов день. Ярмарка. Народу много. Погода жаркая. Сухо. Земля как камень. Ужасная дороговизнь на все и недостатки всякого товара. Так, поросята — от 15 и до 20 руб. И все берут. Косы — 6 руб. 75 коп., раньше были 58 коп. Ситцев нет. В лавках пусто. Табаку дали в потребилке четверку — 60 коп. Хлеба продажи вольным нет, одним солдатам. Черной — 12 коп. фунт, белой, какой белой — полубелой — 15 коп. Грабли — 60 коп. штука. Сельди крупные — 20 коп. штука, фунт мелких — 60 коп.
В каждой деревне идет поверочная опись хлеба. Хлеба в городе на воле нигде не купишь. Цена на муку назначена 5 руб. 50 коп. пуд. Только самое большое горе сейчас, что погода стоит самая скверная. Дождев нет, вечера сухия и холодныя. Трав и яровых нет. Скотина начинает дешеветь.

24 июня 1917
________________________

Рюрик Ивнев. Дневники

Большой проспект около Введенской. В трескучем вагоне трамвая (второй, прицепной) солдат (молодой, во цвете лет так около 30-ти, русский) жаловался на «новые порядки», которые будто хуже порядков «Николая Кровавого». Под конец он сказал: «Я против “наступления”. Я уж лучше в Германию уеду, там заработаю больше...» Поднялся шум. Я схватился за голову и выбежал. На ходу соскочил. Точно по лицу меня ударили.
Дома. Заговорили о Китае, о 500-миллионном населении, о неминуемом Китайском шествии на Запад — стало как-то вдруг немного страшно перед разрушением. И первая мысль — а стихи-то мои, стихи, желтенькие книжечки «Самосожжение», где они будут? Под копытами желтолицых всадников. Или войдут в китайскую «грамоту»?

24 июня 1917
________________________

Сергей Есенин. Письма

А. В. ШИРЯЕВЦУ
Бог с ними, этими питерскими литераторами, ругаются они, лгут друг на друга, но все-таки они люди, и очень недурные внутри себя люди, а потому так и развинчены. Об отношениях их к нам судить нечего, они совсем с нами разные, и мне кажется, что сидят гораздо мельче нашей крестьянской купницы. Мы ведь скифы, приявшие глазами Андрея Рублева Византию и писания Козьмы Индикоплова с поверием наших бабок, что земля на трех китах стоит, а они все романцы, брат, все западники, им нужна Америка, а нам в Жигулях песня да костер Стеньки Разина.
Таков и Блок, таков Городецкий, и все и весь их легион.

24 июня 1917
________________________

Корней Чуковский. Дневники

3-го дня у Репина были скандалы: явился Миша Вербов, всюду объявляющий себя учеником Репина и т. д. Репин его выгнал при всех и взволновался.
Шмаров прочитал невинные стишки — об измене России союзникам, И.Е. не разобрал, в чем дело — и давай кричать на Шмарова: — Черносотенные стишки! — Адель Львовна вступилась, он набросился и на нее, как будто она автор стишков. Гости были терроризованы.

24 июня 1917
________________________



Илья Репин
ПОРТРЕТ НИКОЛАЯ РЕМИЗОВА
1917



Илья Репин
ПОРТРЕТ А. Ф. КЕРЕНСКОГО
1917-1918



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА ВТОРОГО ПЛАНА

Ошибка

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес 

При отправке формы будет произведена невидимая проверка reCAPTCHA.
Вам необходимо соблюдать Политику конфиденциальности и Условия использования Google